Николай Носков

 В этом мире я гость непрошенный
 Отовсюду здесь веет холодом
 Не потерянный, но заброшенный,
 Я один на один с городом.
 Среди подлости и предательства
 И суда, на расправу скорого,
 Есть приятное обстоятельство
 Я люблю тебя. Это здорово!…

Персональный сайт: www.nnoskov.ru

В славном своей историей, от Петра I до первого космонавта Гагарина, городе Гжатске (теперь г.Гагарин) 12 января 1956 года родился российский первопроходец мирового шоу-бизнеса Николай Носков.

Николай Иванович из простой рабочей семьи: папа Иван Александрович работал на мясокомбинате, а мама Екатерина Константиновна была и дояркой, и на стройке трудилась. Семья была большая – пятеро детей, воспитывались просто и детство проходило в традиционной деревенской обстановке.

Николай рос на парном молоке и свежеиспеченном хлебе здоровеньким деревенским парнишкой. И также естественно, что музыка сопровождавшая все его детство – были народная, исполняемая на традиционных инструментах и русские напевы. Первая встреча с искусством пения состоялась благодаря маме, которая была прекрасной певуньей. Николай часто восхищенно застывал слушая немудреные народные напевы, которые пела мама за работой — так тихо, проникновенно, гениально интонируя без инструмента. Когда Николаю исполнилось 8 лет семья переехала в крупный промышленный и культурный центр Северо-Запада город Череповец, где Николай закончил школу и ушел в армию. Именно в этом городе и началась творческая биография артиста.

Родители Николая воспитывая своих детей и не чаяли вырастить из них гениев или героев, поэтому никаких навязанных многочасовых уроков музыки и приглашенных учителей не предполагалось. Николай, в один прекрасный момент, почувствовал себя музыкантом и самостоятельно начал изучать первый свой музыкальный инструмент – баян, который позаимствовал у брата.

С детства с успехом выступал в школьной самодеятельности, регулярно занимал первые места на детских конкурсах, и уже тогда умел выжать скупую слезу у взрослого зрителя. Непродолжительное время Николай пел в хоре мальчиков, но быстро понял, что его призвание — солировать, а не маячить где-то в общей массе стриженных под одну гребенку посредственностей. Из хора попросту сбежал, неожиданно получив вместо нагоняя поддержку со стороны отца. «Видите, мальчик хочет петь сольно!» и в четырнадцать лет завоевал премию как лучший певец на конкурсе Северо-западного региона. Разумеется, играл на танцах в школьном «бэнде», естественно, далеко не песни советских композиторов, а «Битлз», «Криденс» и прочую капиталистическую музыку. Пел по-английски, английского практически не зная: «снимал» тексты на слух, записывал в тетрадочку русскими буквами.

Однажды учительница английского языка под угрозой «двойки» за не выученный урок заставила его петь в классе одну из песен школьного ансамбля. — «А теперь переводи!» — «Ну, «Yellow River» — «желтая река…» — перевел Николай и замолчал. И тогда учительница сказала: «Запомни, тебе английский понадобиться больше, чем всем остальным в этом классе. Потому что ты поешь хорошо. Эти слова запомнились на всю жизнь, и уже переехав в Москву, не выпускал из рук учебник английского языка.

«В 14 лет моим кумиром был Шаляпин, — вспоминает Носков. — У меня над кроватью висел его портрет. Он, как и я, из народа, и меня в нем восхищало все: мужицкая внешность, разгульный, «рок-н-ролльный» подход к жизни, неповторимый бас. Но через некоторое время портрет Шаляпина сменился плакатами «Pink Floyd» и «Led Zeppilin».
Николай Носков — самоучка. Сам научился играть на гитаре, на фортепиано, на барабанах. В армии играл на трубе. Ноты выучил, словом, знал все, что нужно для того, чтобы сочинять музыку. И после армии, самые первые деньги, заработанные музыкантом в ресторане, были потрачены не на что-нибудь, а на приобретение фортепьяно.

Работа с разнообразным, в том числе англоязычным материалом в тот период дала прекрасный практический и творческий опыт. При попытке поступить в Гнесинское училище, получил признание педагога: «Мне нечему тебя учить. Ты все умеешь.» Таким образом, остался без официального музыкального образования. Тем не менее, не имея московской прописки и «корочки» об образовании, был принят в ВИА «Ровесники».

Произошло это так: группа «Ровестники» приехала на гастроли в Череповец и художественному руководителю рассказали о том, что в городе живет очень талантливый молодой исполнитель который поет лучше чем все 15 участников группы. Такое смелое заявление заинтересовало художественного руководителя ВИА Владимира Сегаля и Николай получил приглашение явиться для прослушивания в Москву. Прослушивание в Росконцерте закончилось безоговорочным приемом в коллектив и в тот же вечер Николай отправился с группой на гастроли. И вот так, без прописки московской без корочек о музыкальном образовании, Носков был принят на работу в виде исключения, как безусловно одаренный исполнитель.

Затем непродолжительная в ВИА «Надежда», который образовался в результате деления ансамбля «Лейся песня» и бывшем в то время очень популярным. В репертуаре ВИА на тот момент были патриотические песни Александры Пахмутовой и оказалось, что голос с «фирменной» сипотцой не ложился на комсомольские песни: комсомольцы поют голосами звонкими. К тому же, Николая по прежнему не устраивало хоровое пение, пусть даже в составе вокально-инструментального ансамбля и проработав всего пол года Николай покинул коллектив.

В 1980-м году произошла замечательная встреча с самым прогрессивным композитором Давидом Тухмановым. Давид Тухманов решил создать рок-группу «Москва», в которую вошли трое музыкантов: Алексей Белов, Дмитрий Серебряков и Николай Носков. Кстати, именно здесь Николай впервые встретился с Алексеем Беловым, с которым впоследствии вместе создавали «Парк Горького». В «Москве» исполнялись песни Тухманова в стиле «навороченного» хард-рока. Работа в этом проекте стала для Николая хорошей школой: во-первых, это общение с талантливым композитором, во-вторых, практика работы на студии.
Впервые Николай попал в серьезную студию: приходилось работал над каждой фразой. Давид Федорович был очень требовательным — ему нужно спеть так, как он поставил задачу, а здесь и диапазон, и фирменная школа. Но при всей строгости работать с Тухмановым было легко. И, конечно, концерты. Самый первый состоялся во Дворце Спорта в городе Липецке — это одно из ярчайших воспоминаний. Впервые увидел «живых» фанаток. И это были ЕГО фанатки!

Группа успела дать всего несколько концертов. И выпустить на «Мелодии» пластинку с неопределенным названием «Н.Л.О.». Непривычные для советского уха гармонии и сложные аранжировки в сочетании с «буржуазно-капиталистическим» вокалом Николая Носкова не остались незамеченными. Революционный по тем временам рок-проект, явно опередивший свое время, не мог долго просуществовать в нашей стране — группу буквально задушили. Еще одна попытка совместной работы с Тухмановым потерпела поражение после того, как единственный раз в передаче «Музыкальный киоск» прозвучала новая песня на стихи Маяковского. Разгромный отклик в «Советской России» стал приговором новому проекту. (Именно эту песню Николай Носков исполнит в ноябре 2000 года на юбилейном вечере в честь 60-летия Давида Тухманова).

Потом работа в валютных ресторанах — с хорошими музыкантами и репертуаром для иностранцев. Неплохая школа и отличная языковая практика. Попытки организации своей группы под крылом Виктора Векштейна. Но здесь начались всем знакомые проблемы: нужно было исполнять определенный процент песен Союза композиторов, худсоветы требовали привести в порядок «внешний вид» — то волосы слишком длинные, то штаны слишком кожаные — не заладилось.

Прорыв!

С 1988 началась эпоха группы «Парк Горького», в английском написании «Gorky Park». Во времена «глобального потепления» в отношениях с Западом появилась возможность сделать группу, способную «пробить» Америку. На западе в тот момент была мода на всё русское и советская группа, взявшая имидж «серп, молот, рок-н-ролл» (одна гитара-балалайка Белова чего стоит) быстро привлекла бы к себе внимание. Задача стояла не просто выехать на несколько концертов, а по настоящему конкурировать на Западном рынке.
Созданием такой группы занялся Стас Намин, пригласив в новый проект Алексея Белова и Николая Носкова. Вот тут и пригодилось знание английского языка и умение петь почти без акцента.

Из срочно записанных 11 песен американцы выбрали три конкурентоспособные в их шоу-бизнесе, и наказали остальное писать в том же духе.

Тогда-то Носковым и была написана песня «Bang», ставшая в последствии мега-хитом, поднявшимся до третьего места в хит-параде МTV, и до сих пор звучащая на радиостанциях всего мира.

Вот что рассказывал Николай Носков о своем творчестве в группе «Парк Горького»: «Я сочинил «Бэнг», и в самом начале вставил перелопаченную «Утушку луговую», а в песню «My Generation» из реперуара группы WHO вставил тему «Вставайте люди русские…» из кантаты «Александра Невского» Прокофьего. И американцы просто обалдели. И уже по первым аккордам все узнавали ПАРК ГОРЬКОГО. Вот это и было очень важно, потому что играть чуть-чуть хуже «Def Leppard» не имеет никакого смысла: неинтересно. А мы туда приехали со своей фишкой».

«Боевое крещение» молодая команда получила, работая на разогреве у «Scorpions» в Ленинграде летом 1988 года. Тогда же был подписан контракт с одной из крупнейших звукозаписывающих компаний «PolyGram».

В декабре того же года по приглашению Стаса Намина в Москву приехали призедент фирмы «PolyGram» и музыканты Bon Jovi, для которых новая группа дала концерт в Зеленом Театре ЦПКО им.Горького.

И впервые в истории отечественного рока был подписан прямой контракт российской рок-группы с американской фирмой грамзаписи. Это был настоящий ПРОРЫВ!

Всю весну и большую половины лета 1989 года Gorky Park провели в студиях Ванкувера, Филадельфии и Нью-Джерси где под патронажем продюсера Bruce Fairbairn (известного по работе с такими звёздами как: Scorpions, Aerosmith, Bon Jovi, Poison и др.) работали над дебютным альбомом, названном по имени самой группы «Gorky Park», который появился в конце августа того же года. Стоит отметить, что песня «Peace In Our Time» была написана в соавторстве с Jon Bon Jovi и гитаристом его группы Richie Sambora, которые также приняли участие в её записи.

Американцы взяли песню и пустили на радиостанцию вместе с другими английскими и американскими группами, и сделали опрос, не называя исполнителей. И песня «Bang» заняла среди них первое место. Клип на эту песню поднялся до 3 места в Top 15 канала MTV. Альбом «Gorky Park» занял 81-е место в списке двухсот самых популярных альбомов журнала «Billboard», а в Дании диск стал золотым. В первые же недели продаж тираж проданных дисков превысил 300 тысяч экземпляров.

Группа передислоцировалась в США, и на знаменитый Московский Международный Фестиваль Мира, проходивший в Лужниках летом 1989 года, музыканты приехали уже «американцами».

Выступление на этом фестивале вместе с такими «монстрами» как Bon Jovi , Cinderella, Ozzy Osbourn, Motley Crue, Scorpions — до сих пор остается одним из самых ярких впечатлений, оставшегося у свидетелей непростого периода заката Советского Союза. По итогам фестиваля был выпущен документальный фильм в который также вошли выступления группы «Парк Горького»

НО! Ложкой дегтя на фоне мирового успеха группы стал тот самый «первый в истории» контракт, на радостях подписанный группой. Вскоре американский менеджер объявил себя банкротом. Группу начали «делить», пытаться перетягивать разные компании.

Финансовые затруднения, привели к напряжению отношений внутри коллектива. В конечно итоге Николай Носков покинул «Парк Горького» и вернулся в Россию с 11 долларами в кармане.

Россия снова

Вернувшись в Россию в 1994 году Носков записывает с собранной им группой «Николай» англоязычный альбом «Mother Russia», который выходит на фирме «Polygram-Russia» , начинает гастролировать и постепенно осознает две вещи.
Во-первых, понимает, что петь в России по-английски бессмысленно: тебя, конечно, поймут но никогда не полюбят до конца. Ибо «русский человек любит слушать текст».

Во-вторых, обнаруживает, что его больше «не цепляет» та музыка, которую он исполняет на концертах. Как говорит Николай о том периоде: «Года через три интенсивных гастролей, я пришел к выводу, что эта музыка, хард-рок, меня уже не трогает. Обычно перед выходом на сцену так волнуешься, мурашки по коже — ух! А здесь просто вялый, никаких эмоций. Просто выходишь и поешь. До того все привычно и обычно: куплет, припев, соло — и на этом все заканчивается. И я пришел к мысли, что надо попробовать себя в современной музыке».

Так в сотрудничестве с продюссером Иосифом Пригожиным были выпущены два альбома «Блаж» и «Паранойя» (оба альбома переизданы в 2000 году фирмой «Nox Music» под названиями «Я тебя люблю» и «Стекла и Бетон», соответственно). На Nox Music выходит также и альбом 2000 года «Дышу Тишиной», записанный с камерным оркестром Musica Viva, презентация которого состоялась 10 октября 2000 года в Кремле.

«Альбом «Дышу тишиной» — это и есть один из моих экспериментов. А еще это — пожелание людей, которые посещают мои концерты. Им хотелось слышать в моем исполнении побольше такого материала, как вот эти две баллады: «Однообразные мелькают все с той же болью дни мои» и «Свеча горела». Мне всегда приятно слышать, когда подходят люди и говорят: «О, вы так великолепно их исполняете! Прямо как свои, автобиографические песни!» В том-то и заключается артистизм — слушателям всегда должно казаться, что эти строчки вынуты прямо из души исполняющего их человека» — Николай Носков о своей работе над альбомом «Дишу тишиной»

Новый век

Начало нового века принесло новые идеи и желание экспериментировать с этникой. Тема язычества заставила более глубоко погрузиться в историю Государства Российского, а затем и мировую историю. Поиски нативных ритмов и мелодий на целый год увели Николая в общение с музыкантами андерграунда. Эти эксперименты настолько захватили Николая Носкова, что появилась идея проведения Фестиваля этнической музыки и, при поддержке влиятельных людей российского бизнеса и политики, в начале 2002 года была зарегистрирована общественная организация «Фонд поддержки современной этнической музыки «Дикий мёд».
Этническая музыка появляется в проектах Носкова в процессе работы над новым альбомом. В поисках нового звучания вся сессия получилась индийской: это табла и другие инструменты. Николай стал пробовать индийские инструменты и, естественно, начал думать и читать об Индии. Постепенно возникла мысль съездить туда, откуда родом эти инструменты, дабы погрузиться в оригинальные звучание и ритмы. И новое открытие! Продолжительное время Николай изучал языческую культуру преимущественно Славян, но оказалось, что самый древний языческий храм — Шивы — находится в Тибете, со стороны Индии. Все это предрешило начало путешествия на Восток — за новыми впечатлениями и творческими находками в компании представителей National Geografic и режиссера Нерушевского. Плодом совместного творчества стал фильм о путешествии «Жизнь – это сон, но жизнь есть везде», новый альбом «По пояс в небе» и концертная программа «РА-дуга», которые были сформированы целиком под влиянием путешествия в Тибет.

«Путешествия в Тибет и в Перу произвели на меня особое впечатление Когда мы приехали в Перу и поднялись на вершину Мачо Пикчо, вид с вершины этой горы и, что называется, божественная аура произвели на меня очень мощное и очень сильное впечатление. Я услышал там такую музыку, которую я нигде и никогда, ни в одном храме, построенном человеком, не слышал.» В Тибете Николай Носков получил своего рода благословление от монаха, встреченного на тропинке у древнейшего храма Шивы: «Твоя профессия – одна из величайших в мире. Но не додумывай больше того, что ты здесь чувствовал и видел. Просто возвращайся в Россию и постарайся в своей музыке передать все то, что ты здесь чувствовал. «Жизнь – это сон, но жизнь есть везде».

Альбом «По пояс в небе» вышел в 2006 году — 6 лет спустя после выхода предыдущего альбома. Два с половиной года разрабатывалась концепция нового альбома, определялось, какие этнические инструменты будут в нем задействованы. Получилась «евразийская тема», которая на самом деле близка и понятна как слушателю, так и музыкантам: экзотические индийские инструменты, в основном перкуссия – это индийские таблы, и наши российские этнические инструменты, например башкирский курай. Смелое обобщение: смесь симфонической музыки, этники и рока – сильно, на мировом уровне. В записи участвовали различные приглашенные музыканты, так приглашенный таблист – Иджа (Илья Пантеев), человек, который шесть лет обучался игре в индийском храме. Также в работе над альбом принял участие Сергей Старостин, который играет практически на всех дудочках, которые существуют на свете.

Прослушивание альбома рождает аналогии: что-то от Роберта Планта, что-то от Питера Гэбриэла, но при этом при все материал получился достаточно оригинальный для того, чтобы показать его европейской публике. Как говорил сам Николай о своем альбоме: «Чуть-чуть сменилась тематика песен. Если раньше все-таки гулял гормон одинокий внутри, то сейчас скорее превалирует созерцательность. Хочется глубинные переживания высказывать в песнях. Но в связи с этим сразу возникли проблемы на радиостанциях. Я оказался в «неформате». И с музыкальной точки зрения, и с текстовой». Но публика у Носкова такая, что ей не нужна раскрутка на радио. Это более или менее взрослые и состоятельные люди, которые слушают CD в машине. Они знают, что Николай делает качественную музыку, и этого достаточно, чтобы следить за творчеством и приобретать новые альбомы.

Концертная программа с песнями альбома «По пояс в небе» с успехом выдержала тур по России. При этом программа состояла также из полюбившихся песен со старых альбомов. До сих пор в адрес Николая приходят благодарственные письма в которых надежда увидеть Николая снова и с новыми программами.

И вот, 2008 год ознаменовался началом работы над новым большим проектом в котором уже традиционное обращение к этнике будет замешано на энергичной роковой основе. «Оно того стоит!» — это рабочее название проекта, который подарит поклонникам: новый альбом и концертную программу, а также два великолепных клипа.

В работе над новым альбомом примут участие как известные так и начинающие музыканты и творческие коллективы. Параллельно, при содействии Фонда поддержки этнической музыки «Дикий мёд», развиваются несколько интереснейших проектов, в которых Николай Носков предстанет в новой своей ипостаси мецената и продюсера.

Николай Носков об альбоме «Дышу тишиной»

В 94-м году я записал две баллады   с камерным оркестром. «Романс» на стихи Гумилева и «Зимняя ночь» на стихи Пастернака.  На этом эксперимент закончился. Это было время группы «Николай» —  еще до встречи с Пригожиным, контракт с «Полиграмом», альбом «Mother Russia». Но на любом концерте в любом городе, если я исполнял эти две баллады просто под акустическую гитару,  реакция была феноменальная!

Из года в год мне говорили, что публика ждет такого альбома. Идея  была понятна —  на обычную современную кварто-квинтовую балладную гармонию сделать обработку в традициях русской классики.
Не понятна была только концепция. Я знал, что если я сделаю что-то в таком стиле как «Metallicа»    или «Deep Purple» , то есть рок-группа в сопровождении симфонического оркестра – это будет не ново. Я  посчитал, что это не совсем правильно и не интересно.Когда играют барабаны, не слышно внутренних голосоведений. Элементарные оркестровые аранжировки, в принципе, ничего не дают –  только воздух и пафос.
А здесь нет никаких хеви-гитар, басов и барабанов – только акустическая гитара, перкашн и — оркестр. С барабанами решены только две последние песни.
Даже с вокалом сложно было: нужно было так вставить его в фонограмму, чтобы не убить звучание живых  инструментов.
Аранжировки на альбоме непростые. (Аранжировки Александра Лаврова, он же дирижировал оркестром на записи) — даже музыканты оркестра Musica Viva , когда начали играть, были очень удивлены.
Запись альбома с камерным оркестром – необычный и незабываемый опыт!  Когда просто слушаешь живые классические инструменты, воспринимаешь это как обычную вещь, но когда ты сам начинаешь их писать, особенно струнные… У меня внутри все задергалось, и комок вот здесь, в горле, и такое ощущение, что вот-вот слезы потекут. Раскрылось внутри что-то новое, чего еще никогда не чувствовал!

О песнях на альбоме:

«Романс» и «Зимняя ночь» были написаны  Анатолием Бальчевым. Это единственный случай, когда я пою не свои песни. Но стихи Гумилева и Пастернака просто феноменальные, я не мог не исполнить их!.
«Дышу тишиной»: Стихи ко мне попали через одну девушку —  ее товарищ сидит в тюрьме. Он написал их в обычной тетради в клеточку, просил мне передать. Мне присылают много стихов, и, как правило, ничего интересного, а  эти мне  понравились,  и песня родилась очень быстро.
«Это Здорово»: Песня на стихи Игоря Брусенцева,  поэта, с которым я работаю уже много лет. Я давно обратил на них внимание, но слишком уж там все серьезно – это останавливало. Но мне нравился этот оборот в конце: «Я люблю тебя – это здорово» — как спасательный круг, соломинка. Получилось так, что неожиданно появилась мелодия, я стал думать о стихах, снова перелистал его тетрадь, и получилась песня. Время покажет, но, по-моему, это – потенциальный хит. На песню уже снят видеоклип.
«Доброй ночи»: В одном африканском племени есть такая традиция. Раз в году совершается ритуал: человек выходит на берег реки, берет глину, замешивает в нее  марихуану. Потом долго моется в реке, специально раздражая кожу скребком. Потом разводит костер, садится в позу для медитации,  и обмазывает себя  этой глиной. Глина эта засыхает, идет проникновение в поры кожи, он читает какие-то свои молитвы или мантры,  и душа его покидает тело и  блуждает где-то в иных мирах. На эту тему родилась песня — этот текст мы написали вместе  с Лешей Чуланским.
Песни «Снег», «Дай мне шанс» — это из двух предыдущих альбомов. Я специально сделал ремикс с оркестром. Хочется, чтобы альбом был цельный и хочется, чтобы человек, слушающий его, чувствовал что-то близкое себе, знакомое. И в то же время это – новая интерпретация, новая идея.
«Снег»: …Я написал мелодию, и думал о рефрене, нужно было найти слово, емкое и короткое, такое,  чтобы сделать текст чуть-чуть психоделическим. Возникло слово «снег» – как символ чистоты, и в то же время, когда  зимой в безветренную погоду, особенно ночью,  огромными хлопьями  медленно падает снег – в этом есть что-то  нереальное. Потом уже  мы вместе с Лешей Чуланским  сели и додумали дальше. Вообще, как правило, сначала появляется мелодия, потом  я почти всегда сам сочиняю рефрен – это то, что создает настроение, то, от чего отталкивается слушатель в восприятии песни, и только потом возникают или находятся стихи.
«Дай  мне шанс»: песня с  альбома «Блажь» , написанная в соавторстве с  моим старым товарищем, живущем в Лос-Анджелесе.  Рефрен – трудно было подобрать слова, чтобы на русском языке звучали как на английском. И я нашел этот «перевод»: «дай мне шанс»  —  почти как  «give me chance» и  при этом не потерялось фирменное звучание. По мелодизму это по-настоящему американская песня. Она была решена в компьютерном варианте, там намешано много разных стилей, в том числе соул и  джангл. На новом альбоме  до середины песни идет просто акустическая гитара – обычный современный unplugged, а потом в том месте, где должны вступить барабаны, неожиданно вступает оркестр, и снова проявляется смешение стилей.
«В рай»: Песня названа по строке «меня не тянет в рай», она написана на стихи Генриха Гейне. Меня еще лет 12 назад эти стихи очень заинтересовали:  есть в них что-то такое…  смешение серьезности и несерьезности, повороты такие как в песне «Это здорово». Мне  нравится его юмор – вроде все по-настоящему как подобает гениальному поэту, и в то же время  такая легкость, как у Пушкина. В свое время я написал несколько мелодий на эти стихи. А здесь появилась новая мелодия,  и получилась такая разбитная веселая песня.
«Мой друг»: песня из альбома «Блажь». Она посвящена  моему отцу.  Это —  разговор сына с отцом. На самом деле это редкость, когда сын считает отца другом. В моем случае это так, поэтому и появилась такая песня.
«Узнать тебя»: история простая и достаточно банальная … Тема города. Cитуация, когда ты встречаешь человека, который тебе был близок —  вдруг его узнаешь в толпе. И хочется подойти к нему, посмотреть в глаза, обнять, но ты понимаешь, что время уже ушло, возможно, все изменилось, и этого не следовало бы делать. Пусть лучше останется в памяти все доброе и хорошее.
«Исповедь»: мне очень близки эти стихи. Они точно отображают мои сокровенные мысли о вере и религии.

Общественная деятельность и награды

Наряду с активной концертной деятельностью Николай Носков неоднократно принимал участие в благотворительных концертах в поддержку наших воинов в Чечне, фестивале «Рок против наркотиков» (1989 год).
Является Лауреатом премии «Овация» в номинации «Солист года» (1999 год), Лауреат пяти премий «Золотой граммофон» (1996, 1997, 1998, 1999 и 2000 год), Лауреат «Песни года» (1999 год), Лауреат премии «Профи» (1992 год).
По опросам газеты «Московский комсомолец» неоднократно признан Певцом года. За популяризацию русской классики (стихи Н.Гумилева, Б. Пастернака, В.Маяковского) награжден медалью «Ревнителю русской’ словесности» Общества пушкинистов (1999 год)
С 1994 года — Член общественного совета ГУВД Московской области. Певец награжден медалью МВД «За службу на Кавказе» (1999 год) и медалью Министерства обороны «За укрепление боевого содружества» (1999 год).
В 2002 году учредил Благотворительный Фонд поддержки этнической музыки «Дикий мёд».