Татьяна Визбор

«Я не бард, я только дочь барда…»

Визбор Татьяна Юрьевна.

Татьяна Юрьевна Визбор родилась в 1958 году и живет в Москве.

Отец Ю. Визбор, мать А. Якушева. Окончила Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова в 1982 году. Журналист.

Песни пишет с 1987 года совместно с А.Якушевой.

На Радио России ведет канал «Четыре четверти» (в том числе передачи об авторской песне).

Юрий  и Татьяна Визбор даже внешне почти одно лицо! Как и отец, Татьяна не представляет жизни без  романтики похода — костра, палаток и гитары.

Я НЕ БАРД, Я ТОЛЬКО ДОЧЬ БАРДА
— В представлении большинства барды — это бородатые загорелые туристы с рюкзаком за плечами и гитарой. Как вы вписываетесь в этот образ?
— Я просто удачно родилась в семье двух известных бардов — Юрия Визбора и Ады Якушевой. В этом нет ни моей заслуги, ни вины. Но себя бардом не считаю, я профессиональный журналист, веду авторскую программу на радио России, куда приглашаю совершенно разных интересных людей. Уже пятнадцать лет работаю в прямом эфире, и мне это безумно нравится.
— Большинство ассоциирует вас с именем и творчеством Юрия Визбора. Наверное, играть на гитаре вас научил тоже отец?
— Нет, в десять лет, потрясенная песней Вадима Егорова «Я вас люблю, мои дожди» я сама взяла мамину семиструнную гитару и попыталась подобрать аккорды. А потом грала на шестиструнной. Но ни у кого уроков не брала.
— Есть ли у вас любимая песня из творчества отца и как часто приходится исполнять песни в компании?
— Во время встреч с институтскими друзьями ни одно застолье не обходится без песен. Но это не значит, что мы исполняем только песни отца. А на гитаре я сейчас почти не играю. Так как нужно либо очень хорошо играть, либо не играть вообще. Ведь очень много людей сейчас в совершенстве владеют этим инструментом, а я непрофессиональный певец и мне очень легко спрятаться за ширмой непрофессионализма.
Что касается любимой песни, у меня ее нет. Ведь в разные периоды жизни нравятся разные песни. Помню, когда отца не стало, я пела песню «Здравствуй, здравствуй, я вернулся». Это была моя боль, грусть от трагической ситуации, которая случилась в тот момент с нашей семьей. Сейчас прошли годы, выросли мои дети, я перестала ее исполнять. В последнее время мне нравятся более серьезные, глубокие произведения. Хотя та же песня «Мадагаскар», одна из первых юношеских песен отца, тоже глубокая. Кстати, помню, когда у него рождалась новая песня, он сразу выставлял ее на суд в семейном кругу или тем, кто находился рядом. Кстати, когда отец работал над документальным фильмом «Мурманск 198», я училась на третьем курсе журналистики МГУ. Я позвонила ему домой и услышала в трубку: «Срочно приезжай, срочно!» Я испугалась, думала что-то случилось. Но оказалось, что он выискал гениальные стихи и, как только я появилась на пороге, начал цитировать: «Есть город матросов, ночных контрабасов, лохматых барбосов…» и т. д. Оказалось, что это стихи Павла Шубина, военного поэта. Отец так дорожил этими стихами, что побоялся даже написать музыку. Думал, что их испортит. Пригласил композитора Сергея Никитина, который написал музыку. И эта песня вошла в фильм.
БОРМАН ПОМОГАЛ ШТИРЛИЦУ
— Вы помните тот период, когда отец снимался в киноэпопее «Семнадцать мгновений весны»?
— Конечно! Вообще, я обожаю этот фильм, не могу от него оторваться. Каждый раз зарекаюсь не включать телевизор, если его показывают, и вдруг случайно переключаю канал во время рекламы, а там идет «Семнадцать мгновений весны». Тогда бросаю все, сажусь к экрану и в пятидесятый раз начинаю его пересматривать. После роли Бормана отцу посыпались предложения сыграть кровавых убийц, царей-тиранов, маньяков. Значит, роль ему откровенно удалась. Кстати, во время съемок я писала ему из пионерского лагеря, что весь шестой отряд обещал меня побить, если он плохо сыграет или чего натворит. Тогда для меня это был вопрос жизни и смерти (улыбается). Но когда оказалось, что Борман даже помогает Штирлицу, все успокоились.

КАК НАУЧИТЬСЯ РАДОВАТЬСЯ ЖИЗНИ
— Приходилось ли вам писать песни?
— У меня были вынужденные попытки. Когда мы отправились на практику в Пятигорск в компании четырех подружек на местное телевидение, там очень мало платили за сюжеты. Однажды ко мне пришел режиссер и предложил сочинить музыку и спеть песню, посвященную школьным балам, а затем выступить вечером в прямом эфире. Кстати, прямой эфир тогда был не подвигом, просто пленка была очень дорогая, снимали на одну камеру и отснятое сразу транслировали. Я начала было отказываться, но тут меня обступили голодные подруги… Пришлось написать песню, быстренько выступить, зато потом мы ели до отвала три дня.
Постоянный адрес статьи: http://www.tula.rodgor.ru/gazeta/651/live/2558/