Макс Ильин

«Макс Ильин пишет умные песни, без лишних мудрствований, картонной героики и штампов, набивших оскомину ещё десять лет назад. Не прилипая ни к одному формату, не стухнув ни в одном тусовочном болоте, СОБАКИ КАЧАЛОВА продолжают движение вперёд сквозь болотный кисель массового безразличия, противоестественно развиваются и иррационально творят новые НЕхиты».       
Персональный сайт: www.sobakikachalova.ru

Интервью Макса Ильина в программе Хард Рок Кафе на «Ток-радио 107.6 FM» (Екатеринбург)
Выпуск передачи за 02.12.2004

«Собаки Качалова», точнее лидер коллектива Макс Ильин уехал из Екатеринбурга в Москву в 2000 году. И на некоторое время пропал из медиа-пространства. Периодически о нём появлялись смутные слухи, мол, Макс подписал контракт и пишет новый альбом, или группа активно концертирует по московским клубам. Но точно никто ничего в Екатеринбурге не знал, да и сам Макс не любит распространяться раньше времени.

Последний альбом «Собак Качалова» «Глядя На Дым» вышел аж в 1998 году, а записан был в 1997. К вопросу о бунтарских группах и цензуре на рок. Некоторые песни с этой работы, такие как «Нас пошлют на Войну» или «Каждый День Война» снимали с эфира на тех редких радиостанциях, на которых звучали Собаки, именно за злободневность. Программные директора боялись ставить их в эфир, поэтому выбирались для ротации более нейтральные песни, типа, «Глядя на Дым».

И вот, 24 ноября в московском клубе «16 тонн», состоялось наконец-то презентация нового альбома «Собак Качалова». Сначала планировалось альбом назвать «Чернушка», но по просьбе рекординговой компании имя диска изменилось. Теперь он называется «На Луну». А фирма, которая издала пластинку, называется «Никитин».

Я позвонил Максу в Москву и попросил его рассказать о новом альбоме и вообще как он там поживает.

— Скажи Макс, что ты сейчас испытываешь, когда альбом, наконец-то вышел?
Расскажи вкратце, почему так долго пришлось ждать новой пластинки?

— Дело в том, что данный альбом был достаточно важен для становления «Собак Качалова». Потому что это третий альбом. Он уже записывался в абсолютно других условиях, когда мы уже полностью стали московским коллективом. Мы долго подбирали студию. Очень тщательно подбирали саунд-продюсера, и он же звукооператор был. Мы работали очень долго. Мы планировали записать альбом за месяц, а получилось так, что три четыре месяца, как минимум ушло на запись. Причём всё это делалось в промежутках между концертными выступлениями. Этот альбом мы писали полностью самостоятельно, то есть над нами никто не стоял. Мы его записали, так как мы хотели. Мы сделали тот звук, который мы хотели, мы сделали те аранжировки, те версии песен, которыми считали нужными для того момента. То есть мы не делали корректировку на какой-нибудь формат, может быть, поэтому нам достаточно долго не удавалось достичь каких-то соглашений с рекординговыми компаниями, которые требовали от нас каких-то компромиссов. Но нам не хотелось идти на эти компромиссы, не потому что мы не готовы, а потому что мы сделали ту работу, которую хотели сделать.

— Ты сейчас доволен альбом? Не хочется его переделать? Уже прошло довольно много времени с тех пор, как он записан. Вот ты сейчас слушаешь…..

— Если честно, то я вообще никогда не слушаю, то, что сделано. Нет, но иногда, конечно, слушаю, но крайне редко это делаю. Потому что, то количество раз, которое мне приходится прослушать каждую песню, перед тем как она попадает к слушателю. Я даже не знаю, какое количество раз мне приходится это делать. Наверное, раз сто. Поэтому последующие прослушивания становятся тяжелы. Честно говоря, мне ничего не хочется переделать, потому что на тот момент мы сделали, так как мы хотели. Мне гораздо интересней заниматься сейчас новыми песнями, новым альбом, работу над которым мы только начали. А я считаю, что работа над альбомом закончена тогда, когда пластинка попала к слушателю.

— Расскажи немного о новых песнях, О новом альбоме?

— Я, к сожалению, не знаю, будет ли новый альбом отличаться от прошлых работ или нет, но интуитивно я чувствую, что он будет отличаться. Потому что если взять все три альбома «Собак Качалова», они все отличаются. Они отличаются именно потому, что между каждым альбомом стоит какая-то история, прожита какая-то жизнь. Она саккумулирована в некий опыт, в некое повествование, в какую-то историю, которую мы стремимся передать каждому слушателю и особенно слушательнице нашего альбома. Мы обращаемся к конкретному человеку, мы обращаемся к собеседнику. Мы призываем людей к диалогу. Всё-таки мы себя позиционируем как домашние животные.

— Что на твой взгляд сейчас происходит в современной российской рок-музыке?

— Мне сложно сказать, что сейчас происходит в российской. Потому что, мне кажется, что сейчас такого понятия в принципе не существует. Но с другой стороны, я считаю, что сейчас наиболее благоприятная ситуация в стране создаётся. Весь этот национальный позор, как «Фабрика Звёзд» и прочее. Даже не интересно про это говорить. Просто не знаю, как это ещё назвать. Сейчас создаётся беспрецедентная ситуация, когда создаётся среда, честная, музыкальная культура. Я не знаю, будет ли это рок или ещё что-то, я не рефлексирую по поводу стилей. Мне кажется, что зреет некий культурный взрыв. Может быть, он произойдёт не в этом году. Недавно мы общались с Леонидом Бурлаковым, продюсером Мумий-Троля и Земфиры. Он говорит: — «мы живём в 1983 году. Если посмотреть на то, что происходит на этих конкурсах «Песня-83» или «Песня-2004». Там даже авторы те же самые. Эта эпоха «Землян», то есть так называемый ПАРТ-РОК. И мы помним, как спустя несколько лет (ещё даже никто не мог поверить, что Советский Союз разрушится) вся эта волна была смыта так называемым подпольным роком, который не имел, выражаясь современным языком, никаких бюджетов, никакой медиа-поддержки. Просто это было сделано талантливо, творчески и со вкусом людьми, которые хотели это делать, а не тупо зарабатывать на этом деньги.

— То есть ты думаешь, что на подходе волна, которая разрушит…

— Я на самом деле не сторонник разрушения. Я думаю, что она не разрушит, она просто сметёт столпы на глиняных ногах. Всякие «Фабрики» и прочие странные проявления реалити-шоу, которые не имеют никакого отношения к музыкальной культуре. Я не знаю когда это произойдёт. Мне сложно про это говорить, я про это не думаю. Просто я на своём месте делаю, то, что я могу, и я уверен, что масса других не менее талантливых и интересных делает всё, что могут, каждый на своём месте.

— Расскажи немного о фильме, в котором ты снимался этим летом.

— Слушай, вчера на концерт приходил режиссёр и плакался мне в жилетку. Сказал, что меня вырезал, потому что хронометраж не позволяет.

Понятно, то есть мы тебя не увидим? А как назывался фильм.

— «Время собирать камни». Он выйдет, скорее всего, ко Дню Победы, скорее всего. Ты знаешь, мне сообщили о том, что меня вырезали, буквально пару месяцев назад. Лика (жена Макса) притащила диск с «Ночным Дозором». Я посмотрел. Ты знаешь, с учётом жанра, я был доволен. Нормальная киношка, но с учётом жанра, конечно. Но вот эти кадры с Лагутенко и Жанной Фриске…, я не поклонник, но коллегиально их очень уважаю, это нормальные артисты, музыканты. И когда я это посмотрел, я вдруг понял для себя внутреннюю разницу между актёром и артистом. Я понял, что каждый всё-таки должен заниматься своим делом.

— То есть ты даже рад, что тебя вырезали?

— Нет, понимаешь, так получилось, что на следующий день мне сказали: «Макс, слушай, хронометраж, понимаешь»…, но меня не одного вырезали. Я говорю: — «ребята, вы знаете, я вчера посмотрел «Ночной Дозор» так, мол, и так». И это хорошо. Потому что я не позиционирую себя, как актёр. И для меня это всё абсолютно нормально. Я очень рад, что мне посчастливилось поучаствовать в фильме, помимо того, что мне ещё и денег заплатили.

— Хотя ты, кстати, заканчивал Театральный институт.

— Я только первый год проучился на актёрском, потом я перешёл на менеджмент. Может быть, мне это тоже в определённой степени помогает сохранять независимый статус группы «Собаки Качалова» в московском шоу-бизнессе.

— Спасибо.

Автор:
Антон Христофоров