Лидия Чебоксарова

Лидия Чебоксарова (далее Лида , Л.Ч. или просто Ч.) родилась в 1970 г. во Владивостоке, в семье артистов кукольного тетра. Родители много переезжали с места на место, так что за своё детство Лида успела пожить примерно в 7(!) городах необъятного СССР,заработав неизлечимый синдром охоты к перемене мест (в дальнейшем ОПМ). Окончательно выросла в Смоленске, его же и считает родным городом.
Персональный сайт: www.cheboksarova.ru

Лидия Чебоксарова (далее Лида , Л.Ч. или просто Ч.) родилась в 1970 г. во Владивостоке, в семье артистов кукольного тетра. Родители много переезжали с места на место, так что за своё детство Лида успела пожить примерно в 7(!) городах необъятного СССР,заработав неизлечимый синдром охоты к перемене мест (в дальнейшем ОПМ). Окончательно выросла в Смоленске, его же и считает родным городом.

Л.Ч. с младенчества отличалась ослиным упрямством, нездоровой самостоятельностью в суждениях и патологическим свободолюбием. Приблизительно в 1975 г. она до мелочей продумала, мастерски организовала и осуществила побег из детского сада (где, как известно, детей заставляют есть манную кашу и ходить строем), прихватив с собой трёх наиболее отважных одногоршечников. Через несколько часов развесёлую компанию обнаружили у Лиды дома. В комнатах царил бунтарский дух, полнейший беспорядок, и две опустошенные банки из-под сгущенки валялись на кухне. Вкусившие свободы беглецы мужественно приняли наказание.

И неизвестно куда бы завела Ч. склонность к подобным авантюрам, если бы не книги и многочисленные таланты. Петь, танцевать, вязать на спицах, делать сальто, готовить борщ, вести дискуссию – все эти нехитрые науки Лида освоила, не достигнув ещё и 12-и лет! Но все-таки это не помешало ей попасть на учет в детскую комнату милиции и в КСП. Лида до сих пор с нежностью вспоминает инспектора по делам несовершеннолетних В.П. Смирнова и свою учительницу литературы Л.В. Кузмичеву. Смирнов оказался невредным мужиком, а Кузмичева за руку притащила в смоленский клуб авторской песни «Диво» и научила эту самую песню любить.

Окончив среднюю школу, Л.Ч. зачем-то поступает в Смоленский Государственный Педагогический Институт на филфак, где успешно учится, параллельно мотаясь по слётам и фестивалям авторской песни. Тогда же она делает первые успехи на этом поприще как автор собственных песен. Если не верите, спросите Бориса Львовича, Бориса Вахнюка или Бориса Бурду – любого Бориса можете спросить – они подтвердят, что Лида писала неплохие песенки.

(Сама Л.Ч. о своих авторских опусах предпочитает помалкивать, скромно опустив глаза).

В конце второго семестра обучения в СГПИ Ч. написала блестящую курсовую (жанровый анализ драмы Шатрова «Брестский мир») и была отчислена из института за конфликт с преподавателем истории партии, которому она слишком темпераментно пыталась доказать, что Троцкий был очень хороший человек.

(Впоследствии Л.Ч. неоднократно давала себе слово отстаивать свои убеждения только в самых крайних случаях).

Недолго думая, в 1988г. Лида отправляется в Ярославль, где поступает в театральное училище им. Волкова, твёрдо решив, что её долг продолжить дело своего отца. Актерское ремесло она постигает упорно и старательно, совмещая учебу с воскресными выездами в Москву, на Арбат, где сидя на перевёрнутом ящике, самозабвенно поёт песни под гитару.

Костяк её репертуара на тот момент составляли песни преимущественно лирико-публицистического звучания:

«Вершит народ дела свои,
Пройдохи ищут славы» (М. Щербаков)

«Мы внуки Октября, мы правнуки царизма,
Мы бешеная кровь опричнины шальной» (Иваси)

«Здравствуйте сливоглазые блинокепкие братья армяне!
Вашего здесь – крытый рынок, а всё остальное – моё!» (В. Ланцберг)

Эти произведения Л.Ч. исполняла с особенным чувством.

Гуляющая публика охотно останавливалась поглазеть, недоумевая, чего это такая миниатюрная хорошенькая девушка так надрывается. За то, что Лида столь щедро изливала свою исстрадавшуюся душу, она получала от благодарных зрителей вознаграждение – примерно 15р. в день, а в хорошую погоду бывало и больше. На эти честно заработанные деньги юная артистка покупала в гастрономе «Московский» колбасу и консервы и везла всё это в голодный Ярославль. Всю неделю кормилась сама и подкармливала однокурсников.

И всё было у Лиды хорошо: педагоги любили её за способности, однокурсники обожали за компанейский характер и колбасу, арбатские гонорары росли вместе с исполнительским опытом, но…

В один прекрасный морозный день Ч. ни с того ни с сего бросает театральное училище и уезжает из Ярославля в неизвестном направлении.

(Впоследствии, когда Л.Ч. спросили, почему она так странно поступила, она, прямо посмотрев в глаза вопрошающему, очень серьезно и твердо ответила: «Так было нужно». Бог знает, что можно подумать. Будем надеяться, что просто сработал ОПМ).

Здесь в биографии Ч. возникает некоторый провал – следы её теряются, но, впрочем, ненадолго.

В 1990г. Лида внезапно материализуется в Москве в составе ансамбля «Арбатская шпана» («АШ»).
Вкратце история коллектива выглядит так:

1. Л.Ч. делится своим опытом выступлений на Арбате со старинными приятелями Эдуардом Беспаловым (кличка Палкин) и Александром Никифоровым (кличка Дизель).

2. Палкин и Дизель, гонимые жаждой наживы, начинают выступать со своей дуэтной программой и имеют колоссальный успех у арбатской публики.

3. Их замечает праздно гуляющий директор филармонической организации «Союз» и предлагает работать профессионально.

4. Дуэт получает название «Арбатская шпана» и плотный гастрольный график.

5. Для расширения творческих возможностей в коллектив приглашаются Леонид Биргер и Лидия Чебоксарова.

6. Для достижения окончательной высокохудожественности к коллективу приставляются режиссер А.В.Вишневецкий и музыкальный руководитель Алексей Борисович Брунов.

Программа, с которой выступал ансамбль, называлась «С гитарой по Арбату» и состояла из бардовских песен, подаваемых в непринужденной, слегка театрализованной форме. Алексей Брунов не на шутку взялся научить ребят культуре пения. Ярчайший представитель ленинградской исполнительской школы проникновенно вещал: «Вы орёте как козлы. Петь надо тихо, медленно и в унисон». Муз.рук. постоянно гонял Лиду, чтоб не «выпирала». Лида не спорила, (всё-таки история с Троцким кое-чему её научила), и изо всех сил старалась соответствовать. Титанические усилия Алексея Борисыча не замедлили дать результат: ансамбль добился потрясающего унисона и с этим унисоном стал лауреатом Всесоюзного фестиваля авторской песни в г. Киеве (1990г.). Просуществовав ещё какое-то время, и изрядно нашумев, ансамбль «АШ» куда-то делся. Куда-то делась и Лида. Примерно года на четыре.

(Впоследствии, когда её спросили, где она была и что делала всё это время, она ничего толком сказать не могла. Просто неопределенно пожала плечами, мол, где-то была, что-то делала — чего пристали?).

Зато доподлинно известно из достоверных источников, что в 1995г. Лида громко возопила: «В Москву! В Москву!», и окончательно переехала в столицу.

Приблизительно в это же время Л.Ч. твёрдо решила, что её долг подарить миру сына. На свет появился Митя Биргер (внимательный читатель без труда определит отчество этого мальчика).

Став матерью, Лида вдруг ясно осознаёт, что пора бы и делом заняться. В этой связи были рассмотрены несколько вариантов деятельности и выбран один: петь. К этому моменту Ч. очень неплохо владела гитарой, накопился какой-никакой репертуарчик, почему бы ни стать звездой авторской песни? Эти здравые рассуждения и привели Лиду на «Петербуржский аккорд» в 1996г. Вот тут, собственно, и начинается биография.