Алексей Пальцев

Его судьба удивительна и напоминает приключенческий роман, каждая глава которого – яркая картина, самостоятельный сюжет. В 80-х Алеша Пальцев стал известен среди московского андеграунда как «Алеша Мертвый», на его квартире выступал Башлачев, который брал у Пальцева кожаную куртку, чтобы выглядеть «круто».
Персональный сайт: www.vertoprah.ru

Его судьба удивительна и напоминает приключенческий роман, каждая глава которого – яркая картина, самостоятельный сюжет. В 80-х Алеша Пальцев стал известен среди московского андеграунда как «Алеша Мертвый», на его квартире выступал Башлачев, который брал у Пальцева кожаную куртку, чтобы выглядеть «круто». На паспорт Алеша сфотографировался в той самой куртке и с наушниками. «Кабаре Дидурова» назвало его «Королем Кабаре», был принят в члены Союза Писателей. Он работал брокером на бирже и занимался контрабандой, а потом, оказавшись волею судьбы в Монголии, Алеша Пальцев испытал переворот в сознании, который он позже назвал «Великой монгольской аскезой». Все это слилось воедино в лирике Алеши Пальцева, в его песнях, каждая из которых – это длинная история, маленькая зарисовка.

Глава 1.
Король танцпола

В классическом сельском клубе с щербатым паркетом и бревенчатыми стенами Алеша Пальцев и несколько энтузиастов-единомышленников устраивали танцевальные вечера. На афишах красовалась надпись «Танцы» ( не в коем случае не «дискотека»!), и вечером в клуб стекались «продвинутые» подростки. Алеша знакомил местную молодежь с творчеством «Машины Времени» и «Воскресенья», а чуть позже, когда до села начали доходить отголоски питерского рока, и с песнями Майка Науменко и «Аквариума». «Мы, конечно, пытались играть и собственные вещи, — признается Алеша. – Но они были стилизованы под Макаревича, поэтому не стоит о них вспоминать».

Глава 2.
Алеша «Мертвый»

В 80-х Алеша Пальцев стал известен среди московского андеграунда как «Алеша Мертвый». Это было время «Золотого подполья», в котором Алеша принимал активное участие. В 1987 году на квартире Алеши организовывался квартирник Башлачева, на время которого СашБаш брал у Пальцева кожаную куртку, чтобы выглядеть «круто». В этой самой кожанке Алеша Пальцев позировал для первой фотографии на паспорт: сосредоточенный вызывающий взгляд, кожаная куртка, наушники от плеера. На концерты же Алеша Пальцев появлялся во фраке, купленном у гардеробщицы по дешевке.

Глава 3.
Король Кабаре

Алексей Дидуров — культовый поэт, прозаик, драматург и музыкант, песни на стихи которого исполняли Эдита Пьеха, Кобзон, Александр Кутиков, Ирина Понаровская, Юрий Лоза, Дмитрий Харатьян и многие другие. В 1980 году Дидуров, вокруг которого всегда было множество интересных и ярких фигур, основал литературное рок-кабаре «Кардиограмма». В этом кабаре давали концерты Виктор Цой, Майк Науменко, Юрий Шевчук, Юрий Лоза, Александр Башлачев, «Бахыт-Компот», «Несчастный случай», Булат Окуджава, Юлий Ким и многие другие. Именно здесь проходили литературные вечера Виктора Шендеровича, Владимира Вишневского, Льва Новоженова, Аркадия Арканова, Григория Остера. В этой артистической тусовке Алеша Пальцев чувствовал себя как дома: он выступал с концертами, а также читал свои стихи. Именно за них позже он был включен в члены Союза Писателей. В 1990 году «Кабаре Дидурова» присвоило ему титул «Короля Кабаре», звание, которое не дается просто так, его надо заслужить.

Глава 4.
Монголия

«Иногда мне кажется, что я родом именно оттуда, — признается Алеша. – Наверно, в прошлой жизни родился в Монголии. На востоке люди ко всему очень трепетно относятся. Например, посмотрите, как они пьют чай. Чайная церемония – это сосредоточение внимания на том, что ты делаешь. Так надо относиться ко всему в жизни». Оказавшись волею судьбы в Монголии, Алеша Пальцев испытал переворот в сознании, который он позже назвал «Великой монгольской аскезой». «Что там делал? – удивляется вопросу Алеша. — На лошадках катался, доил коров. Это потому у меня такие ладони широкие: когда доишь коров, развиваются кисти рук. Я, например, мог выдоить сразу пять коров, а ведь у каждой коровы свой характер, у каждой из дырочки молоко по-разному течет».

Глава 5.
Контрабандист

Алеша Пальцев всегда поражал склонностью ко всему авантюрному. Он постоянно пускался во всевозможные приключения: работал брокером на бирже, пытался продать полвагона шампанского, был контрабандистом. «Русская душа сильно проявляется в таких делах, — замечает Алеша. — Очень важным и ценным становится слово человека, там ведь нет никаких бумаг, договоров, печатей. Все держится на слове. Я даже как-то хотел сделать целый таможенный альбом». Однажды Алеша Пальцев продал целый вагон ватников, а потом оказалось, что ватники эти были детскими, и потому на атлетически сложенных рабочих не налезали. В другой раз у него оказался абсолютно никому не нужный вагон шампанского. «Мы всю весну это шампанское пили!» – вспоминает Алеша. «Оружием и наркотиками я, правда, никогда не занимался, — замечает Алеша. — Там долго не живут, быстро убивают».

Глава 6.
Вертопрахъ

«Вертопрахъ — это страшное слово, — замечает Алеша. — Оно позволяет изотерическую сферу опустить на землю. Ветропрах – это не явление и не существо, а сущность человека, потерявшего самое ценное».